Почему психологи не работают со знакомыми

Почему психологам не стоит консультировать друзей, родственников и знакомых?

Каждый практикующий психолог или психотерапевт периодически объясняет своим друзьям, соседям, родным, что не может с ними. Вопрос эксперту: Почему «диванная психология» не работает диагноз, что уж говорить о знакомом без профильного образования. Тот, кто вытащил нашего знакомого из депрессии, возможно, не ряд школ предпочитает работать в отстраненной манере, исключительно за счет.

В психологии есть такая вещь, как контрперенос. Если коротко - любое эмоциональное отношение аналитика к своему пациенту.

Тому причиной — личные комплексы и психологические барьеры специалиста. Это мешает проводить консультирование. В данном случае причиной будет ваше знакомство, изначально субъективное отношение к вам человека, который по идее должен быть беспристрастен и объективен. Это может выражаться и как в субъективном, излишне требовательном или излишне снисходительном отношении к вам, так и в чрезмерном восприятии консультанта всего, что с вами происходит, близко к сердцу.

В таком случае конструктивной помощи вы от него тоже не дождетесь, он так расстроится, что будет просто переживать вместе с вами. А это уже дружеская беседа, как мы говорили выше, а никак не консультация. Может получится так, что психолог подведет своего друга-клиента к неприятным, но важным для терапии воспоминаниям. Окунувшись в эту некомфортную для себя среду, клиент может начать злиться не только на объекты той ситуации, но и заодно на специалиста.

Почему психологи не работают бесплатно

Так же посетителю может показаться обидным попытка психолога слишком глубоко влезть в это дело, он начнет воспринимать это как обычную дружескую бестактность. Плюс к этому есть определённая инертность в отношениях. Скажем, большинство мам подавляющее большинство! Случайный же попутчик — другое. И совершенно неважно, сколько человеку лет и что он из себя представляет — главное, чтобы хотя бы на первых порах он мог выслушать как равного, с уважением отнесясь к озвученным проблемам.

Ну да ладно, бывает практически всё что угодно. Случайный попутчик порой воспринимается как проявление судьбы, некое касание Мироздания, возможность, за которую никогда не придётся расплачиваться. Мол, поговорили, а потом — всё, и никогда в жизни больше не увидимся. И некому будет припоминать что-то неудобное, и некому будет дразнить или даже третировать за проявленную слабость. И многие проблемы становятся незаметными для ближайших из них всего лишь вследствие привыкания.

А если будут — мы к такому, скорее всего, просто не пойдём, не так ли? Поясню это на примере работы с инстинктами: В принципе, ничего особенного, благо ощущение и реальное проявление в ходе сессии — это очень далеко отстоящие друг от друга в плане вероятности события.

Но… Если специалист незнакомый — признаться не так уж и сложно. И при наличии родственных связей она зачастую намного острее, чем в случае незнакомого специалиста.

К счастью, всё же существуют варианты работы с родными. Но это — тонны терпения, эпическая работа над собой и годы времени. А вот с друзьями всё намного проще. Хотя бы потому, что отношения с большинством из них исходно строятся на равных позициях, да и в силу меньшей инерции таких отношений друзья в среднем намного спокойнее воспринимают смену статуса. Конечно, бывают и малознакомые родственники, и очень близкие друзья — так что всегда следует ориентироваться на здравый смысл и собственное понимание ситуации, а не на формальные ярлыки.

И это совместно проведённое время было наполнено эмоционально ёмкими событиями, будь это простое обсуждение волнующих вопросов или же сложная совместная деятельность вроде проектирования и изготовления ракеты.

Лично я ещё помню те времена, когда телефоны были только стационарными и дисковыми, а поиск информации заключался в расспросах компетентных людей и поисках в библиотеке, пусть даже домашней у моих родителей была и есть весьма богатая домашняя библиотека, и это было нормой в определённых кругах. Но… За какое-то десятилетие компьютеры из редкой игрушки для высоколобых превратились в неотъемлемый элемент интерьера, а интернет стал таким же естественным, как водопровод и электричество.

Примерно в этот же период появились и мобильники. Есть, кстати, исследования и на тему того, что эмоциональная сфера сегодняшних студентов заметно беднее, чем лет тридцать. Это сказывается и на мотивации, и на предпочтении сильных эмоциональных стимулов… Многие из нас сегодня различают от силы десяток эмоций, хотя стандартный тезаурус таковых насчитывает немного меньше сотни, а слов для описаний различных эмоциональных состояний — порядка четырёхсот, если не вдаваться в подробности.

Всё это не означает, что наша эмоциональная сфера оскудела. Но вот точно можно сказать, что мы в среднем намного хуже понимаем и можем описать свои эмоции, чем средний человек лет тридцать-пятьдесят. Кстати, совершенно замечательным образом это зафиксировалось и в русском языке с появлением так называемых социальных сетей. Вы никогда не задумывались, как легко наш язык перемалывает любые иностранные интервенции, подстраивая их под свою грамматику и позволяя точнее выражать мысли?

Даже глаголы появились — отфренживать, зафрендить заметим, образованные в полном согласии с правилами русской грамматики. По большому счёту, это не более чем человек, с которым установлен контакт в какой-либо социальной сети и которому, как правило, предоставлены определённые права просмотра и комментирования ваших материалов. А вот со множественными числами этих слов ситуация хитрее. И получается интересная вещь: Интернетизация способствует росту числа знакомых и даже местами повышает нашу осведомлённость об их жизни, но при этом устанавливаемые связи отличаются изрядной эмоциональной поверхностностью… Это, кстати, отнюдь не плохо.

Познакомившись с человеком и проведя с ним вместе всего лишь несколько часов на каком-нибудь крупном мероприятии вечеринка или бал, ролевая игра, конференция, какие-нибудь гуляния по случаю праздника можно обменяться контактами и затем посредством интернета поддерживать весьма себе дружеские отношения месяцы и годы.

Совершенно без личных встреч или с минимумом таковых! И таких друзей у нас могут быть десятки и сотни. Я считаю, это замечательно, а вы? И ещё к тем друзьям, с которыми были сексуальные отношения секс связан с очень сильными эмоциями, тут ничего не поделаешь. В остальных же случаях… Нет, всё же прямо-таки разрешения.

Но и запрет смягчается. Чем более проработан сам специалист то есть чем больше качественной личной терапии он прошёл самтем мягче и меньше запрет. И чтобы работать со знакомыми и большинством друзей, в большинстве случаев хватит где-то двух сотен часов личной терапии а если проходить её у мастеров, то, вероятно, и сорока-пятидесяти.

А вот для очень близких друзей которых у нас заведомо не может быть больше, чем ближайших родственников эту цифру придётся увеличить раз в десять, если не. Если не задевают вообще — то почему бы и нет? Но для этого требуется очень качественное управление вниманием и учитывание всех аспектов позиция специалиста, заинтересованность и др. Сумма технологий И вот черёд дошёл до того, что во времени существенно изменилось за последние даже не полсотни, а буквально двадцать-тридцать лет.

Речь о психологических технологиях. В частности — технологиях обучения. Я уже упомянул выше технологии обучения управлению вниманием, и сегодня они продвинулись настолько, что действительно за несколько дней концентрированной практики важный момент — под руководством квалифицированного тренера, без этого многие упражнения просто бесполезны!

Да, для некоторых такое неправдоподобно, но… Лично я не намерен на год-другой уходить в монастырь, чтобы иметь возможность сравнить. Качественно натренированный навык управления вниманием может привести к тому, что человек не будет отвлекаться на заинтересованность или личную травматику даже при работе с ближайшими родственниками.

Но это уже вопрос опыта, практики и манеры работы. Да, это звучит для некоторых фантастично, но эриксоновский гипноз не просто так развивается уже не один десяток лет, породив массу направлений НЛП, коучинга и не только… Да и не только в гипнозе. Право клиента на конфиденциальность незыблемо. Он нарушает табу Все знают, что переход от терапии к сексуальным отношениям недопустим. Но это лишь частный хотя, может быть, и самый вопиющий случай общего правила: С клиентом-врачом нельзя консультироваться по поводу болезней, с клиентом-политиком — вести диспут, бизнесмена привлекать в деловые парт- неры… Психотерапевт и клиент не могут поддерживать какие бы то ни было отношения вне кабинета, приятельство и дружба между ними исключены.

Он не может закончить терапию летняя Евгения посещает психотерапевта уже 7 лет. Она жалуется, что не видит особого прогресса. На что тот отвечает: Иногда она бунтует и хочет поработать с кем-то еще, но не решается уйти. Отношения психотерапевт—клиент создают зависимость: Если лечение продолжается дольше, чем предполагалось, это не означает автоматически, что психотерапевт плохой.

9 правил хорошего психолога

Но если вы однажды попробуете взлететь на собственных крыльях даже если потом потребуется вернуться к лечениюа терапевт начнет убеждать вас, что этого делать нельзя, то, возможно, он нуждается… нет, не в деньгах клиента, как может заподозрить кто-то, а в нашей зависимости. Перед клиент-центрированным терапевтом вопрос, отпускать ли клиента, не встает.

  • Почему психологи не работают бесплатно!
  • Почему психологам нельзя консультировать своих близких и знакомых
  • Почему психологам не стоит консультировать друзей, родственников и знакомых?

В юнгианской традиции подход иной. Это время чрезвычайно продуктивно для клиента: Если на этом этапе он захочет прервать терапию, то желательно его остановить.